Тур на остров Ява – отзывы туристов


gorod_276_1267213838 Выглядываю в иллюминатор. Далеко внизу темные реки океанических течений огибают белые пятна островков.

Пересекаем экватор — неплохой повод выпить.

Моя подруга спит, зато не в меру общительный сосед явно рвется в бой. По всему видно, он чертовски боится летать, так что голландский диплом дизайнера, лакированные туфли, ядовито-желтый шарф и уже пустая бутылка беспошлинного "Джонни Уокера", стоящая перед ним на откидном столике, не помешают заложить за воротник еще. Тоже мне колонизатор. А ведь небольшая горстка его соплеменников правила восемнадцатью тысячами индонезийских островов на протяжении почти 350 лет. И центром этой империи был город Батавия, от былого величия которого сегодня остался лишь небольшой исторический квартал в центре Джакарты, которая меж тем уже виднеется под левым крылом нашего боинга.

Столица.

На выходе из аэропорта лицом к лицу сталкиваемся с исполинскими скульптурными композициями, видимо, иллюстрирующими самые значительные эпизоды из жизни местных богов.

По одной скульптуре от каждой индонезийской провинции. Впрочем похожи они друг на друга примерно так же, как истуканы с острова Пасхи на матрешек.

Ищем объяснения в путеводителе: "Джакарта — это не только и не столько политическая столица и финансовый центр страны, а скорее символ парадоксального единения невероятного количества островных этносов и культур, общим местом которых до обретения в 1950 году независимости был голландский колониальный гнет".

Монументальные памятники и широченные проспекты с высаженными вдоль тротуаров баньянами соседствуют здесь с залитыми помоями узкими портовыми улочками, а сияющие стеклянные зубцы бизнес-центров растут прямо из кипящих жизнью азиатских трущоб. Особый шарм тропическому мегаполису придает периодически возобновляющийся ливень, сопровождаемый ежеминутными молниями поперек всего неба и громом, от которого закладывает уши, — мы угодили в самый разгар влажного сезона.

Обзаведясь гигантским зонтом с ручкой в виде драконьей башки, отправляемся смотреть на мокнущие макассарские шхуны в старом порту Сунда-Келапа и гулять по улочкам древней Батавии. Ближе к вечеру заседаем в Cafe Batavia, где, поедая утку под арахисовым соусом, разрабатываем план бегства от унылой столичной погоды.

Проанализировав стремительно ухудшающуюся климатическую обстановку, мы решаем выдвинуться в максимально удаленную от западного побережья точку острова. В качестве таковой выбираем природный заповедник — вулкан Гунунг-Бромо в Восточной Яве. Утром следующего дня мы покупаем авиабилеты на самолет компании Garuda Idonesia, а уже после обеда стартуем на икарусообразном автобусе в сторону заповедника.

Вулкан Стемнело, как всегда в тропиках, неожиданно. Автобус притормозил, и мы вынырнули во влажный ароматный воздух городка Проболинго.

Здесь растут самые вкусные на Яве манго, и отсюда же, как пишут в путеводителе, отправляются мини-басы до Семоро-Лаванг, небольшого поселка на склоне древнего гигантского разрушенного кратера, в центре которого и находится жерло священного Гунунг-Бромо.

После осмотра автостанции и переговоров с местным населением стало совершенно ясно, что слухи о мини-басах, говоря мягко, несколько преувеличены. Мало того — попасть отсюда наверх практически невозможно, причем вне зависимости от размера предлагаемого вознаграждения.

В поисках транспорта мы забрели в ближайшее турбюро, где нам пришлось довольно плотно общаться с его хозяином: рассматривать фотографии его бесчисленных детей и слушать длиннющую лекцию о священной горе, мистических ритуалах поклонения духу Бромо и о непременной необходимости карабкаться на джипе на самую верхотуру, чтобы встречать там восход солнца с лучшим во всем заповеднике видом. А еще через двенадцать часов мы уже стоим на вершине Пенанджакан, во взятых тут же напрокат пуховиках Nyke и Abibas (у подножья вулкана +30°C даже ночью, а здесь, на высоте двух с половиной километров, непостижимые для рядового яванца +10°C). Встает солнце.

Из тумана выглядывает дымящийся конус Бромо, за ним врастает в небо высочайшая вершина Явы, огнедышащая Гунунг-Семеру.

Восход красивее я видел только однажды — в непальских Гималаях.

Люди Если к Бромо нас пригнала непогода, то в Джокьякарту привело вполне осознанное желание окунуться с головой в яванскую культуру. Каждый третий житель здесь художник, артист или представитель иной творческой профессии.

Львиную долю населения составляют студенты — в Джокье базируется подавляющее большинство индонезийских университетов со своими мультинациональными общежитиями. Неудивительно, что атмосфера города способствует завязыванию неожиданных и интересных знакомств.

Самым большим открытием в Джокьякарте для нас стал человек Агус.

Выглядел он как голодранец, при этом довольно бегло говорил на семи языках, из которых три европейских.

Жил Агус в самом сердце города — Старом Кратоне, на территории бывшего дворца султана, где сконцентрировано большинство мастерских и студий художников.

Агус оказался вовсе не уличным прощелыгой, а зажиточным малайским фермером, приехавшим на пару месяцев расслабиться на родину.

Расслабились и мы — под руководством Агуса проходили неспешные вечера за партией в шахматы и стаканчиком приторно-сладкого пальмового вина в компании местной публики.

(Впрочем, роскошь неспешного существования мы позволяли себе только по вечерам, с рассветом же отправлялись в однодневные туристические вылазки из Джокьи по окрестностям — буддийская святыня Боробудур, индуистский комплекс Прамбанан, дворцы и музеи Суракарты и многочисленные храмы плато Диенг).

За почти две недели, проведенные в Джокье, мы прониклись нескрываемым уважением к местным, простецким на вид людям, которым удалось пронести через всю жизнь ощущение никогда не заканчивающихся летних каникул.

Они могут ходить в рваных сандалетах и спать на земле, но их картины выставляются в лучших галереях Европы и Японии — такое положение вещей их абсолютно устраивает. В ответ на предложения о работе, сопровождаемые многотысячными контрактами, эти люди отвечают существующей у каждого народа поговоркой: "Счастье не купишь ни за какие деньги".

Обычно, выходя поздно вечером из ворот Старого Кратона, мы покупали у ночного торговца по треугольному целлофановому пакету сладкого горячего имбирного чая, будили спящего в своей коляске рикшу и он, довольный, что может быть кому-то полезен, вез нас в отель.

Причем бесплатно. Как добраться Из Москвы на Яву без посадок летает только "Аэрофлот" (от $970). Со стыковкой в Дубае летают Emirates (от $550). На перелеты внутри страны билеты стоят едва ли не дешевле автобусных.

Так, путь из столицы в Джокьякарту самолетом Lion Air обойдется примерно в $25. Где жить в Джакарте Grand Hyatt Jakarta Jl M.H.Thamrin, +62 21 390 12 34, http://jakarta.

grand. hyatt.

com Двухместный номер — от $158. Crowne Plaza JL Gatot Subroto, +62 21 526 88 33, www.crowneplaza.

com Номер — от $75. Где жить на Бромо Lava View Lodge Cemoro Lawang, +62 335 54 10 09 Лучший вид на кратер сочетается с лучшим в поселке сервисом.

Свободных мест почти никогда нет, бронируйте комнату заранее. Номер или бунгало — от $12. Где жить в Джокьякарте Jogja Village Inn Jl Mendukan 5, +62 274 37 30 31, www.jvidusun.

co.id Интерьеры номеров, сад с бассейном, наряды горничных выдержаны в традиционном стиле.

Двухместный номер — от $55. Melia Purosani Hotel Jl Suryotomo, 31, +62 274 58 95 21, www.meliapurosani.

solmelia.

com Шестиэтажный комплекс в районе улицы Jalan Malioboro.

Есть бассейн с баром, массажный салон и фитнес-центр.

Номер — от $55. Источник: www.afisha-mir.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *